20 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Презумпция действительности брака может быть опровергнута

Содержание

Брак по российскому семейному праву

Основания, процедура и правовые последствия недействительности брака

Как мы отмечали ранее, между различными требованиями, предъявляемыми к семейному союзу мужчины и женщины, чтобы объявить его браком, существует определенная субординация. При отсутствии регистрации, хотя бы были соблюдены все прочие условия, нет брака и его правовых последствий (до тех пор, разумеется, пока мы не вернемся к юридическому признанию и защите фактического супружества). Напротив, если государственная регистрация осуществлена, правовые последствия возникают, несмотря на несоблюдение любого из условий (или их совокупности) вступления в брак: приобретает силу презумпция действительности брака — как следствие презумпции действительности административно-правового акта, которая может быть опровергнута только в судебном исковом порядке.

Впервые, как и многие другие презумпции, презумпция действительности брака была сформулирована в римском частном праве: semper praesumptur pro matrimonio (всегда существует предположение в пользу законности (действительности) брака). Это означает, что при надлежащем оформлении брака следует исходить из предположения о существовании порождаемой им семейно-правовой связи между субъектами-супругами. Об этом свидетельствует общественная практика: как правило, в брачный союз вступают с соблюдением законных требований о возрасте, взаимном и свободном согласии, дееспособности, отсутствии близкого родства и т.п., которые регистрирующий орган далеко не всегда может и компетентен проверить. Презумпция играет и стабилизирующую роль, выводит из-под «меча сомнения» массовое и социальное явление брака. Одновременно, как всякая иная презумпция, она имеет прежде всего гражданско-процессуальное значение, возлагая обязанность своего опровержения на заинтересованное лицо или уполномоченное лицо, поименованное в нормах ст. 28 СК РФ.

Недействительность брака есть признанная судом его порочность в связи с несоблюдением условий его заключения, последствием которой является аннулирование брачного правоотношения. Примерно такое же определение дается В. П. Шахматовым: «Недействительность брака — это его дефектность, обусловленная нарушением в момент его регистрации установленных законом требований, предъявляемых к вступающим в брак».

Институт недействительности брака то появлялся, то исчезал с российского «правового горизонта»: например, Кодекс 1918 г. четко проводил различие между разводом и признанием брака недействительным, в Кодексе 1926 г. данный институт отсутствовал — при нарушении условий вступления в брак можно было ставить вопрос о судебном оспаривании записи о регистрации брака, стабильный вариант законодательной редакции был закреплен в Кодексе 1969 г. и подтвержден, разумеется, с изменениями, СК РФ 1995 г.

С. Н. Братусь и П. Е. Орловский, комментируя сущность данного института, отмечали, что «признание брака недействительным является санкцией в отношении лиц, регистрирующих его с нарушением установленных законом условий». М. Т. Оридорога в целом разделяет данную точку зрения: юридический смысл категории недействительности брака заключается в правовом воздействии на лиц, заключивших его с нарушением требований закона; государство отказывается признавать законность данного правоотношения и аннулирует его, оказывает принуждение на стороны и ставит их в юридически невыгодное положение». А. М. Рабец, полагая, как и многие другие цивилисты, исследуемую конструкцию санкцией, уточняет, что «семейно-правовой санкцией является не сама недействительность брака, а устанавливаемые законом последствия недействительности брака». Однако это уточнение вряд ли основательно и соответствует общей формуле санкций, куда включаются и главный компонент (признание недействительным, т.е. аннулирование правоотношения), и конкретные элементы в виде тех самых последствий, о которых пишет автор. Так трактуется сущность данной санкции и М. В. Антокольской, и В. А. Рясенцевым, и другими цивилистами.

М. В. Кротов усматривает сущность санкции в исследуемом случае не в мере защиты и не в мере ответственности: основная цель нормы — в констатации того, что стороны не достигли желаемого правового результата. Однако это не так. М. В. Антокольская совершенно справедливо отмечает, что, в зависимости от наличия или отсутствия вины у стороны или обеих сторон, «санкция — признание брака недействительным» сводится либо к мере ответственности (фиктивный брак, обман и т.п.), либо к мере защиты (не знали о близком родстве, о фактической недееспособности и т.д.) — соответственно за правонарушение или за объективное противоправное поведение. Это вполне отвечает доктринальному представлению о дифференциации санкций вообще 1 В цивилистике высказываются и иные точки зрения о сущности недействительности сделки и, в частности, соотношении недействительности и противоправности Так, Д.О. Тузов полагает, что указанные характеристики сделки автономны: не всякая недействительная сделка противоправна — иное приведет к признанию, например, недееспособного субъекта сделки правонарушителем. См., Тузов Д.О. Теория недействительности сделок Опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М. 2007. С. 44. Однако полагаем, что дифференциация противоправности по субъективному и объективному (объективная противоправность) критериям в значительной мере данную проблему разрешает. .

В. П. Шахматов, Б. Л. Хаскельберг предлагают различать недействительные и несостоявшиеся браки. Последние являются следствием сговора одного из «вступивших в брак» и должностного лица органа ЗАГС. Так, в результате противоправных действий работника сельского совета и одной гражданки был зарегистрирован се брак с Дмитруком в его отсутствие и вопреки его желанию. И такие казусы не единичны. Для несостоявшихся браков характерно, что о регистрации брака «супруги» или один из них обычно узнают после того, как она была произведена. Их нельзя, продолжают авторы, квалифицировать как недействительные браки, ибо последние не всегда ведут к полному аннулированию всех правовых последствий. Речь должна идти о «несостоявшихся браках», юридическую реакцию на которые необходимо оформлять иском об аннулировании записи о несостоявшемся браке. В известном смысле, считают ученые, недействительные и несостоявшиеся браки соотносятся между собой как оспоримые и ничтожные сделки. Однако, на наш взгляд, это было бы неточно, так как и те и другие составляют «клиентуру» института недействительности сделок (ст. 166 ГК РФ). Другое дело, что подобная параллель уместна при сравнительном анализе различных оснований признания брака недействительным: есть обстоятельства, которые влекут недействительность априори, исключая судебное усмотрение, и есть такие, что предполагают альтернативное развертывание событий в гражданском процессе. В то же время сама конструкция несостоявшихся браков представляется нам основательной и заслуживает внимания de lege ferenda — тем более, что правовые последствия должны быть иные, в частности, целесообразно не распространять на них правила о «льготировании» добросовестной стороны (пп. 4,5 ст. 30 СК РФ).

Хотя семейный закон не разграничивает порочность брака на ничтожную и оспоримую, соответствующие представления цивилистики могут и должны быть использованы при его анализе. Так, М. В. Антокольская полагает, что по своей правовой природе любое признание брака недействительным идентично признанию недействительной оспоримой сделки. Аналогичной точки зрения придерживается и М. В. Кротов, впрочем, с некоторым уточнением своей позиции: недействительность брака определяется по правилам об оспоримых сделках, поскольку она может быть установлена только судом, однако существует ряд обстоятельств, наличие которых могло бы служить основанием для распространения на недействительный брак правил о ничтожных сделках (например, недееспособностьлица). Большинство же авторов учебников по семейному праву вообще не классифицируют данные явления на основе классических критериев цивилистики, вероятно, по умолчанию предполагая сходство недействительного брака с оспоримыми сделками, но избегая при этом прямых аналогий.

Между тем в цивилистике не достигнуто соглашения о четких критериях отнесения той или иной сделки к оспоримой или ничтожной. По мнению Д. О. Тузова, наиболее близко к раскрытию сути такого деления подошла теория, основанная на критерии публичного и частного интереса, хотя и она не может претендовать на универсальность значения (ярким примером могут служить сделки с недееспособными лицами, которые затрагивают частные интересы: по законодательству Франции они относятся к оспоримым, России и Германии — ничтожным).

А. П. Сергеев полагает, что, вопреки мнению некоторых авторов, между оспоримыми и ничтожными сделками нет сущностных различий, а критерии их разграничения носят формальный характер, достаточно произвольно толкуемый законодательством. Причем два признанных критерия их дифференциации (порядок признания сделки недействительной — п. 1 ст. 166 ГК РФ; круг лиц, имеющих право на предъявление иска, — п. 2 ст. 166) также не являются универсальными — в ряде случаев требуется или не исключается возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, а для некоторых оспоримых сделок закон не дает перечня лиц — инициаторов судебного процесса.

Тем не менее В. В. Грачев, используя данные ориентиры, полагает, что ничтожным должен считаться брак, заключенный с нарушением требований нормы ст. 14 СК РФ, а оспоримым — брак, заключенный с лицом, не достигшим брачного возраста, под влиянием заблуждения, обмана или в состоянии фактической недееспособности, а также фиктивный брак. Соответственно различным образом выстраивается перечень инициаторов судебного процесса и разную природу имеют иски: в первом случае заявляется преобразовательный иск (о прекращении состояния супружества), во втором — установительный, о признании отсутствия состояния супружества.

Итак, основаниями признания брака недействительным служат нарушения позитивных условий его заключении или несоблюдения запретов (ограничений), предусмотренных нормами ст. 12 — 15 СК РФ, а также обстоятельства, фиксированные в нормах п. 1 ст. 27, ч. 2 п. 1 ст. 28 СК РФ.

Читать еще:  Сколько отчисления в пфр

Право на предъявление иска существенно дифференцировано — как раз в зависимости от объективной стороны деяния. Так, прокурор назван в качестве возможного инициатора процесса во всех случаях, кроме казуса о сокрытии одним из супругов заболеваний (п. 3 ст. 15, ч. 5 п. 1 ст. 28 СК РФ). Орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о признании брака недействительным, если нарушено условие о брачном возрасте, дееспособности или запрет брака с усыновленным. Наиболее широкий круг инициаторов процесса предусмотрен в случае несоблюдения требований ст. 14 СК РФ: супруг, не знавший о наличии препятствий, супруг по предыдущему нерасторгнутому браку, опекун недееспособного, другие лица, права которых нарушены заключением брака, орган опеки и попечительства, прокурор. И во всех случаях такое право принадлежит добросовестному супругу (ст. 28 СК РФ).

Существо ряда нарушений не ведет к безусловной порочности брака. Так, брак, заключенный с лицом, не достигшим совершеннолетия, которому не был снижен брачный возраст законным порядком, может быть объявлен судом действительным (исцелен, санирован), если этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга, а также при отсутствии его согласия на признание брака недействительным (п. 2 ст. 29 СК РФ). Суд не может признать брак фиктивным, если стороны до рассмотрения дела в порядке гражданского судопроизводства фактически создали семью.

Суд может признать действительным брак, если к моменту рассмотрения дела отпали обстоятельства, которые препятствовали его заключению. Очевидно, что единственным непреодолимым препятствием, вследствие своей неизменности, является близкое родство.

Санация же при нарушении принципа единобрачия имеет свою особенность действия во времени и пространстве: если нарушитель до судебного рассмотрения дела успел расторгнуть первый брак, то второй может влечь последствия только с момента прекращения первого (это вытекает из систематического толкования норм ст. 25 и п. 1 ст. 29 СК РФ). По общему правилу брак не может быть признан недействительным после его расторжения, за исключением случаев близкого родства либо состояния одного (обоих) из супругов в момент регистрации брака в другом нерасторгнутом браке. Полагаем, что данное положение п. 4 ст. 29 СК РФ (уточненное нами в части множественности нарушителей) не является разумным и справедливым, так как различие между казусами может состоять лишь в предприимчивости и динамизме тех, кто успел расторгнуть брак, который, в противном случае, мог быть признан недействительным. Поскольку правовые последствия развода и недействительности построены принципиально по-разному, постольку правильно было бы ограничиться такой альтернативой, как санация недействительного брака судом.

Каковы же эти последствия? Если при расторжении брака брачное правоотношение прекращается на будущее время — с соответствующей модификацией смежных правоотношений (имущественных, по воспитанию детей и т.д.), то при признании брака недействительным общим правилом является двусторонняя реституция, т.е. приведение сторон в первоначальное положение с момента его заключения. В то же время, коль скоро брак не гражданско-правовая сделка, а особая разновидность семейно-правового договора, существо которого не допускает столь формализованного подхода ко всем событиям, происшедшим с супругами до судебного признания их отношений недействительными, семейный закон традиционно предусматривает значительные изъятия из общего правила. Первое касается статуса детей: недействительность не влияет на их права (п. 3 ст. 30 СК РФ). Второе — добросовестного супруга: суд полномочен признать за ним права в отношении алиментирования, раздела имущества на основе семейно-правовых принципов, по брачному договору, добросовестный супруг волен требовать возмещения причиненного ему материального и/или морального вреда, а также сохранить избранную им при регистрации брака фамилию.

Следует признать, что построение схемы правовых последствий не во всех правовых системах совпадает с российской. Так, например, в Японии существенно дифференцируются последствия в зависимости от характера нарушения: пороки воли ведут к недействительности брака и реституции, а нарушение условия о брачном возрасте, единобрачии и запрета брака между близкими родственниками – к аннулированию брака и отрицательным последствиям только на будущее время. В Болгарии (п. 1 ст. 98 СК) правовые последствия «уничтоженного» брака приравниваются к последствиям развода, а недобросовестность в первом имеет значение вины во втором (о брачной вине см. в главе о прекращении брака). Однако в большинстве стран общее правило о правовых последствиях признания брака недействительным относительно совпадает с российским вариантом.

Признание брака недействительным

Презумпция действительности брака, установленная регистрацией его заключения в органе загса, может быть опровергнута только решением суда и только по основаниям, предусмотренным в законе.

Недействительным признается брак, заключенный с нарушением условий, предусмотренных ст. 12 и 13 СК РФ (добровольность заключения брака и достижение брачного возраста), и. 3 ст. 15 СК РФ (сокрытие наличия венерической болезни или ВИЧ-инфекции), а также брак, заключенный без намерения создать семью (фиктивный), и брак, заключенный при наличии препятствий, предусмотренных ст. 14 СК РФ.

Близкое родство как обстоятельство, имеющее значение для признания брака недействительным, означает происхождение лиц от одного либо обоих кровных предков. Степень родства определяется числом рождений. К родственникам относятся лица по восходящей и нисходящей линиям (дед, бабушка, их дети, внуки и наоборот), а также родственники по боковой линии (братья и сестры), в том числе двоюродные, полнородные и неполнородные. Полнородные имеют обоих общих родителей, неполнородные могут быть единокровными и единоутробными. Единокровные имеют общего отца, единоутробные — общую мать.

Регулированию этих вопросов посвящена ст. 27 СК РФ. Она устанавливает основания для признания брака недействительным, порядок такого признания и определяет момент, с которого брак признается недействительным. Перечень оснований, при установлении которых судом брак признается недействительным, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

При этом наличие у одного из вступающих в брак венерического заболевания или ВИЧ-инфекции само по себе не является основанием, исключающим возможность регистрации брака. Только в том случае, если один из вступающих в брак скрыл от другого наличие у него указанных заболеваний, последний в дальнейшем вправе требовать признания брака недействительным. Основанием для обращения в суд с требованием признать брак недействительным является именно факт сокрытия супругом наличия у него венерического заболевания или ВИЧ-инфекции, передающихся, как правило, половым путем, а не сам факт наличия у него указанных болезней.

Следует обратить внимание на отличие фиктивного брака от брака, заключенного по корыстным мотивам «брак по расчету». В последнем случае есть намерение создать семью, хотя он основывается не на любви, а на корыстных интересах. Фиктивным браком признается брак, заключенный без намерения создать семью, и имеющий целью исключительно приобретение каких-либо имущественных или иных благ (например, для того чтобы получить наследство после смерти супруга). Фиктивным признается как брак, когда обе стороны не имели намерения создать семью, так и при отсутствии такого намерения только у одного из них. Суд, однако, может отказать в признании брака недействительным как фиктивного, если установит, что супружеские отношения между супругами все же сложились.

Следует отметить, что само по себе раздельное проживание супругов не является достаточным основанием для признания брака фиктивным, поскольку действующее законодательство допускает такое проживание.

Нарушение принципа добровольности в результате понуждения, обмана, заблуждения или невозможность в момент заключения брака понимать значение своих действий является одним из обстоятельств, признаваемых основанием недействительности брака.

Нарушение добровольности возможно по двум причинам:

  • 1) принуждение, обман, заблуждение;
  • 2) состояние здоровья, исключающее осознание происходящего.

Таким образом, брак может быть признан недействительным, если будет установлено, что на момент заключения брака лицо, хотя и не было признано недееспособным, однако не понимало значения своих действий или не могло ими руководить, а потому не могло выразить осознанной воли на вступление в брак. Для установления этого факта необходимо проведение специальной психиатрической экспертизы.

Возможны ситуации, когда брак заключается с нарушением сразу нескольких условий. Нарушение любого из этих условий влечет признание брака недействительным.

Статья 29 СК РФ предусматривает обстоятельства, при наличии которых суд может признать брак действительным, хотя первоначально существовали условия, вызывавшие его недействительность. Это может произойти, например, если отпали обстоятельства, препятствовавшие в силу закона, заключению брака, если этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга и в некоторых других случаях. Так, в соответствии с указанной статьей суд может отказать в иске о признании брака недействительным, если этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга, а также при отсутствии его согласия на признание брака недействительным.

Брак не может быть признан недействительным после его расторжения за исключением случаев наличия между супругами запрещенной законом степени родства либо уже зарегистрированного брака в момент заключения брака.

Иск о признании фиктивного брака недействительным могут предъявить прокурор и супруг, не знавший о фиктивности брака.

Действующее законодательство не устанавливает для дел о признании брака недействительным какого-либо особенного производства. В соответствии с законодательством признания брака недействительным, кроме лиц, чьи права нарушены, могут требовать супруги, органы опеки и попечительства, прокурор.

Последствием признания брака недействительным является аннулирование всех правовых последствий брака.

Брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, предусмотренных СК РФ.

К имуществу, приобретенному совместно лицами, брак которых признан недействительным, применяются положения ГК РФ о долевой собственности. Брачный договор, заключенный супругами, признается недействительным.

Признание брака недействительным не влияет на права детей, родившихся в таком браке или в течение 300 дней со дня признания брака недействительным.

При вынесении решения о признании брака недействительным суд вправе признать за супругом, права которого нарушены заключением такого брака (добросовестным супругом), право на получение от другого супруга содержания в соответствии с СК РФ, а в отношении раздела имущества, приобретенного совместно до момента признания брака недействительным, вправе применить положения, установленные СК РФ, а также признать действительным брачный договор полностью или частично.

Добросовестный супруг вправе требовать возмещения причиненного ему материального и морального вреда по правилам, предусмотренным гражданским законодательством. Кроме того, добросовестный супруг вправе при признании брака недействительным сохранить фамилию, избранную им при государственной регистрации заключения брака.

Читать еще:  Как получить гражданство эстонии для россиян 2018

Каждый заключенный в установленном законом порядке брак предполагается действительным. Презумпция действительности брака может быть опровергнута лишь в суде. Брак признается судом недействительным при доказанности факта регистрации брака супругами или одним из них без намерения создать семью. Так как резолютивная и мотивировочная части решения суда апелляционной инстанции по иску и признании брака недействительным содержат противоречащие друг другу выводы, данный судебный акт

Постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 26.11.2008 N 44г-281/08

Президиум Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председателя Епифановой В.Н.

и членов президиума Яковлевой Т.И., Богословской И.И., Павлюченко М.А., Черкасовой Г.А.,

рассмотрел в судебном заседании от 26 ноября 2008 года дело Щ. к М. о расторжении брака и встречному иску М. к Щ. о признании брака недействительным и компенсации морального вреда,

на основании надзорной жалобы Щ. и определения судьи Санкт-Петербургского городского суда Диденко Е.М. от 23 октября 2008 года о передаче надзорной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, заслушав доклад судьи Диденко Е.М. и объяснения представителя Щ. — Ю., полномочия которой подтверждены доверенностью от 11.02.2008 года, выданной сроком на три года, удостоверенной нотариусом Санкт-Петербурга Л., зарегистрированной в реестре нотариуса за N 0-2-1100, и М.,

установил:

Щ. обратился к мировому судье судебного участка N 128 Санкт-Петербурга с иском к М. о расторжении брака, зарегистрированного 28 апреля 2000 года в отделе ЗАГС Московского района Управления ЗАГС Правительства Санкт-Петербурга.

В обоснование исковых требований указал, что с июня 2003 года между ним и ответчицей прекращены брачные отношения, в том числе совместное проживание и ведение общего хозяйства. Сохранение семьи считает невозможным вследствие отсутствия взаимопонимания, чувства любви и уважения, общих интересов и различия характеров. Общих детей от брака они не имеют, спора о разделе имущества также нет.

М. обратилась к тому же судье со встречным иском к Щ. о признании брака недействительным.

В обоснование исковых требований указала, что познакомилась со Щ. в сентябре 1997 года, они сначала проживали совместно в снимаемом Щ. жилом помещении, а после получения в июле 1999 года комнаты, расположенной в коммунальной квартире по адресу: , — они вселились в нее и проживали в данной комнате вместе с ее дочерью от другого брака. Сразу после регистрации брака она зарегистрировала ответчика в указанном жилом помещении, после чего он ушел из семьи, заявив ей, что не имел намерения создать семью, а вступил в брак с целью приобретения права пользования ее жилым помещением.

Решением мирового судьи судебного участка N 128 Санкт-Петербурга от 4 сентября 2007 года исковые требования Щ. удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Апелляционным решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 8 июля 2008 года решение суда первой инстанции отменено и принято новое решение о признании брака недействительным и отказе в удовлетворении исковых требований о расторжении брака.

В надзорной жалобе, поступившей в Санкт-Петербургский городской суд 11.09.2008 года, Щ. просит отменить апелляционное решение от 08.07.2008 года и оставить без изменения решение суда первой инстанции от 04.09.2008 года.

Определением судьи Санкт-Петербургского городского суда от 15.09.2008 года гражданское дело N 2-9м128/07 истребовано в Санкт-Петербургский городской суд.

Гражданское дело поступило в Санкт-Петербургский городской суд 26.09.2008 года.

Определением судьи Санкт-Петербургского городского суда от 23.10.2008 года надзорная жалоба заявителя вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

В силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с положениями статьи 27 Семейного кодекса Российской Федерации брак может быть признан судом недействительным при нарушении условий, установленных статьями 12 — 14 и пунктом 3 статьи 15 Семейного кодекса Российской Федерации, а также в случае заключения фиктивного брака, то есть если супруги или один из них зарегистрировали брак без намерения создать семью.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о признании брака недействительным, суд первой инстанции, оценив показания допрошенных свидетелей и объяснения сторон, исходил из того, что стороны фактически создали семью в 1997 году, проживали совместно и вели общее хозяйство до 2003 года.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что оснований для признания брака, заключенного сторонами, фиктивным, не имеется, так как истица не доказала, что ответчик не только не имел намерения создать семью в момент регистрации брака, но и фактически не вступила с ним в отношения, характерные для супругов.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции исходил из того, что показания свидетелей и объяснения сторон носят противоречивый характер, никакими иными письменными доказательствами не подтверждаются, в связи с чем пришел к выводу, что семейные отношения между Щ. и М. не возникли, то есть они вступили в брак без намерения создать семью, в связи с чем зарегистрированный брак является недействительным, и следует решение мирового судьи отменить и принять новое решение об отказе в удовлетворении как первоначальных, так и встречных требований.

В противоречие данному выводу в мотивировочной части решения суда, суд апелляционной инстанции в резолютивной части указал на удовлетворение встречного иска о признании брака недействительным, и отказе в удовлетворении иска о расторжении брака.

Президиум Санкт-Петербургского городского суда, изучив надзорную жалобу Щ., проверив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, находит апелляционное решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 08.07.2008 года подлежащим отмене по следующим основаниям.

Суд нарушил требования статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, неправильно распределив бремя доказывания между сторонами.

Кроме того, каждый заключенный в установленном законом порядке брак предполагается действительным. Презумпция действительности брака может быть опровергнута лишь в суде. Брак может быть признан судом недействительным лишь при доказанности факта регистрации брака супругами или одним из них без намерения создать семью.

В соответствии с разъяснениями, данными в пунктах 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении» решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Обжалуемое судебное постановление не соответствует указанным требованиям процессуального законодательства.

Резолютивная и мотивировочная части апелляционного решения суда содержат противоречащие друг другу выводы.

При таких обстоятельствах решение суда апелляционной инстанции подлежит отмене, а дело следует направить на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд.

На основании изложенного, руководствуясь положениями статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

апелляционное решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 8 июля 2008 года отменить.

Дело по иску Щ. к М. о расторжении брака и встречному иску М. к Щ. о признании брака недействительным и компенсации морального вреда направить на новое апелляционное рассмотрение в Московский районный суд Санкт-Петербурга.

Основания и последствия прекращения брака. Момент прекращения брака при его расторжении.

Основания прекращения брака

Прекращение брака (ранее в КоБС — развод ) — это обусловленное наступлением определенных юридических фактов прекращение правоотношений, возникших между супругами из юридически оформленного брака. Иначе, это обусловленное наступлением определенных юридических фактов прекращение супружеских правоотношений.

Основания для прекращения брака ( ст. 16 СК РФ):

  1. смерть или объявление судом одного из супругов умершим;
  2. заявление одного или обоих супругов;
  3. заявление опекуна супруга, признанного судом недееспособным.

Признание брака недействительным не отнесено законом к осно­ваниям его прекращения, хотя аргументы в пользу этого существуют.

Однако, только наличие оснований признания такого брака недействитель­ным автоматически такого признания не влечет. Брак признается не­действительным только по решению суда (п. 2 ст. 27 СК РФ). Пока это не произошло, действует презумпция действительности брака, которая может быть опровергнута в суде при доказанности наруше­ния условий заключения брака либо отсутствии намерения создать семью у одного или обоих супругов.

Презумпция действительности брака включает в себя два мо­мента:

  1. предположение о наличии всех элементов сложного юриди­ческого состава, лежащего в основе возникновения брачного отно­шения;
  2. предположение о фактическом состоянии лиц, зарегист­рировавших брак, в супружеских отношениях, образовании ими се­мьи.

Поэтому можно сделать вывод, что недействительный брак прекращается с момента вступления в законную силу решения суда о признании его таковым.

Юридические факты, прекращающие брак:

  • смерть одного из супругов;
  • объявление судом одного из супругов умершим;
  • расторжение брака (развод).

Для прекращение брака вследствие смерти супруга или объявления его умершим (ст. 45 ГК РФ) достаточно представления в ЗАГС документа, удостоверяющего смерть супруга, или судебного решения об объявлении его умершим. После регистрации одного из этих событий другой супруг имеет право всту­пить в новый брак.

Порядок расторжения брака (развода) установлен ст. 18 СК РФ. Согласно этой статье р асторжение брака производится:

  1. в органах ЗАГС (ст. 19 СК РФ) (административная форма) ;
  2. в судебном порядке (судебная форма) :
    • при наличии у супругов общих несовершеннолетних детей, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ст. 19 СК РФ;
    • при отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака;
    • если один из супругов, несмотря на отсутствие у него возражений, уклоняется от расторжения брака в органе ЗАГС.

Согласно ст. 17 СК РФ муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака:

  1. во время беременности жены и
  2. в течение одного года после рождения ребенка.

Поэтому при принятии искового заявления о расторжении брака судья должен руководствоваться этим правилом и проверить наличие письменного согласия жены на развод. Кроме того, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15 «О применении су­дами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» разъясняется, что это положение распространяется и на случаи, ко­гда ребенок родился мертвым или умер до достижения им возраста одного года .

Читать еще:  Попечительство в римском праве это

При отсутствии согласия жены на рассмотрение дела о растор­жении брака судья отказывает в принятии искового заявления, а если оно было принято, прекращает производство по делу. Указан­ные определения не являются препятствием к повторному обраще­нию в суд с иском о расторжении брака, если впоследствии отпали обстоятельства, перечисленные в ст. 17 СК РФ.

В то же время жена, находящаяся в одном из состояний, предусмотренных ст. 17 СК РФ, может предъявить иск о расторжении брака в любое время.

Момент прекращения брака при его расторжении

При разводе в органах ЗАГС р асторжение брака и выдача свидетельства о расторжении брака производятся органом записи актов гражданского состояния по истечении месяца со дня подачи заявления о расторжении брака. Б рак считается пре­кращенным с момента внесения соответствующей записи в книгу актов гражданского состояния. Одновременно с внесением такой записи бывшими супругами выдается свидетельство о разводе.

При разводе в судебном порядке он прекращается со дня вступления решения суда в законную силу (п. 1 ст. 25 СК РФ). Решение суда вступает в законную силу по истечении срока на обжалование (если оно не было обжа­ловано). Обжалование производится по правила гражданского процессуального законодательства.

Последствия прекращения брака (развода)

Правовым последствием расторжения брака является прекращение всех существовавших в браке правоотношений между бывшими супругами, кроме:

  1. взаимного алиментирования (в том числе детей) и
  2. отношений, возникающих в связи с законным (или договорным) режимом имущества супругов.

Рассматриваются в судебном порядке (независимо от расторжения брака в органах ЗАГС) споры:

  1. о разделе общего имущества супругов;
  2. о выплате средств на содержание нуждающегося нетрудоспособного супруга;
  3. о детях, возникающие между супругами, один из которых признан судом недееспособным или осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет (п. 2 ст. 19 СК РФ).

Перечисленные споры могут быть разрешены судом в любое время как в период брака, так и после его расторжения по иску од­ного из супругов или опекуна недееспособного супруга.

В от­ношении раздела общего имущества разведенных супругов законом установлен трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 СК РФ).

По усмотрению супругов решается вопрос о сохранении приобретенной в браке фамилии.

Тема 2. Брак по семейному праву

2.3. Недействительность брака

Презумпция действительности брака, установленная регистрацией его заключения в органе загса, может быть опровергнута только решением суда и только по основаниям, предусмотренным в законе. Регулированию этих вопросов и посвящена статья 27 СК.

Перечень оснований, при установлении которых судом брак признается недействительным, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Установленные п.1 статьи 27 СК правовые основания для признания брака недействительным условно можно разбить на несколько групп:

а) нарушение установленных законом условий заключения брака (ст. 12–13 CК). Брак может быть признан недействительным, если был заключен: при отсутствии взаимного добровольного согласия на заключение брака; без разрешения органов местного самоуправления лицом (лицами), не достигшими брачного возраста;

б) наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его заключению (ст. 14 СК);

в) сокрытие одним из вступающих в брак от другого наличия у него венерического заболевания или ВИЧ-инфекции;

г) фиктивность брака.

Брак, заключенный с несовершеннолетним лицом (т.е. не достигшим 18 лет), которому в порядке, установленном п. 2 ст. 13 СК, не было дано разрешение на брак до достижения брачного возраста, может быть признан недействительным лишь в тех случаях, когда этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга, а также при наличии его согласия на признание его брака недействительным.

Вступление во второй брак без прекращения предыдущего является нарушением не только прямого запрета ст. 14 СК, но основополагающего принципа семейного права – моногамии (единобрачия), закрепленного в ст. 1 СК. Брак по этому основанию может быть признан действительным, если до рассмотрения дела судом предыдущий брак прекращен или признан недействительным.

По соображениям этического характера закон запрещает браки между усыновителем и усыновленным. Поэтому если усыновление не отменено в установленном законом порядке, такой брак признается недействительным.

Недееспособность лица, которая является в силу закона препятствием к вступлению в брак, а также основанием для признания недействительным заключенного с ним брака (если он все же был заключен), должна быть установлена судом. Однако такой брак может быть признан действительным, если лицо выздоровело, признано судом дееспособным (п. 3 ст.29 ГК) и согласно продолжать супружеские отношения.

Определение понятия фиктивности брака дано в самом законе. Фиктивным признается брак, заключенный без намерения создать семью. Согласие на заключение фиктивного брака не выражает подлинной воли сторон. Стороны преследуют цель заключения брака только для формы, без намерения фактически установить семейные отношения. Целью регистрации такого брака является получение каких-либо прав и преимуществ, вытекающих непосредственно из самого факта регистрации (права на жилую площадь, права на пенсию и получение наследства после смерти «супруга» и т.п.).

В соответствии со ст. 9 СК на иски о признании брака недействительным исковая давность не распространяется.

При наличии обстоятельств, предусмотренных в ст. 29 СК, недействительный брак может быть признан действительным, т.е. санирован (оздоровлен). В п. 1 этой статьи сформулировано общее правило: недействительный брак может быть санирован, если условие, при наличии которого брак признается недействительным, отпало. Отпадение этих условий само по себе не влечет санирования брака, а лишь дает суду право признать брак действительным и отказать в иске о признании его недействительным.

Санирование недействительного брака возможно в случаях его заключения: с нарушением условий о брачном возрасте – если супруг достиг совершеннолетия; с недееспособным лицом – если это лицо выздоровело и восстановлено судом в дееспособности; с нарушением добровольности его заключения (при пороке воли) – если «потерпевшая сторона» впоследствии добровольно выражает согласие с этим браком; при наличии другого брака – если предыдущий брак прекращен или признан недействительным; при наличии отношений по усыновлению – если усыновление отменено судом.

Санирование брака невозможно при признании брака недействительным по причине близкого родства супругов.

Пункт 1 устанавливает право, а не обязанность суда признать брак действительным после отпадения обстоятельств, препятствующих его заключению. Поэтому возможны случаи признания брака недействительным и при отпадении указанных обстоятельств. Так, суд признает брак недействительным, если супруг, дееспособность которого восстановлена судом, возражает против сохранения данного брака.

Пункт 1 ст. 29 СК не содержит указания о том, с какого момента брак, заключенный с нарушением установленных законом условий, признается действительным. Исходя из буквального толкования данной нормы брак признается действительным с момента его заключения, т.е. с момента его регистрации. Однако такой вывод должен иметь одно исключение. В тех случаях, когда брак был заключен лицом, состоящим в другом браке, этот брак может быть признан действительным не с момента его заключения, а с момента прекращения предыдущего брака.

Особый порядок санирования недействительного брака установлен для браков, заключенных с несовершеннолетними. Пункт 2 закрепляет два важных положения. Первое заключается в том, что суд, в исключение из общего правила, установленного п. 1 ст. 27 СК, может отказать в признании брака недействительным и при наличии на момент рассмотрения дела обстоятельства, препятствующего его заключению (несовершеннолетие супруга). Придание правовой силы данному браку поставлено в зависимость от интересов супруга, вступившего в брак до достижения брачного возраста (беременность, рождение ребенка или другой интерес несовершеннолетнего супруга в сохранении брака). Второе состоит в необходимости выявления судом согласия самого несовершеннолетнего супруга на признание его брака недействительным. При отсутствии его согласия суд может отказать в иске о признании брака недействительным независимо от того, кем такое требование было предъявлено (родителями, опекуном (попечителем), приемными родителями, прокурором или органом опеки и попечительства).

В отличие от пп.1 и 2 п. 3 статьи 28 СК содержит императивное правило. Суд не может признать брак фиктивным, если лица, зарегистрировавшие такой брак, до рассмотрения дела судом фактически создали семью, т.е. между ними возникли подлинные семейные отношения. Наличие семейных отношений подтверждают такие обстоятельства, как совместное проживание, приобретение имущества для совместного пользования, взаимная забота друг о друге, взаимная материальная поддержка, выявление своих супружеских отношений перед третьими лицами (в личной переписке и других документах) и иные характерные для супругов взаимоотношения. Однако их наличие не является бесспорным доказательством создания семьи. Только суд, исследовав все обстоятельства конкретного дела, может придти к выводу, является ли данный брак фиктивным или действительным.

В ст. 30 СК подробно урегулирован вопрос о правовых последствиях признания брака недействительным, в которых отражается вся правовая сущность этого института семейного права. Брак, признанный недействительным, признается таковым с момента его заключения, т.е. он аннулируется и считается никогда не существовавшим. Исходя из этого, никаких прав и обязанностей, вытекающих из брака (личных и имущественных прав супругов), за лицами, состоящими в браке, признанном недействительным, по общему правилу не признается (см. п. 1 ст. 30 СК).

Заключение недействительного брака – противоправное действие, поэтому наряду с семейно-правовыми мерами ответственности – признанием брака недействительным добросовестному супругу предоставлено право требовать от «виновного супруга» возмещения всех понесенных им в таком «браке» убытков (реального ущерба), а также компенсации морального вреда (физических или нравственных страданий) в соответствии со ст. 15 и 151 ГК.

При добросовестности супруга вопрос о фамилии решается так же, как и при разводе. Добросовестному супругу по его желанию присваивается добрачная фамилия, но он может и после признания брака недействительным продолжать носить фамилию, избранную им при регистрации брака.

Источники:

http://isfic.info/brak/tarun15.htm
http://m.studme.org/156345/pravo/priznanie_braka_nedeystvitelnym
http://www.ourcourt.ru/sankt-peterburgskij-gorodskoj-sud/2008/11/26/956496.htm
http://jurkom74.ru/ucheba/osnovaniya-i-posledstviya-prekrascheniya-braka-moment-prekrascheniya-braka-pri-ego-rastorzhenii
http://netprava.ru/ek/b45/2_3.htm

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector