3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Обеспечительные меры в исполнительном производстве

Статья 68. Меры принудительного исполнения

Статья 68. Меры принудительного исполнения

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 68 настоящего Федерального закона

1. Мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

2. Меры принудительного исполнения применяются судебным приставом-исполнителем после возбуждения исполнительного производства. Если в соответствии с настоящим Федеральным законом устанавливается срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, то меры принудительного исполнения применяются после истечения такого срока.

3. Мерами принудительного исполнения являются:

1) обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги;

2) обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений;

3) обращение взыскания на имущественные права должника, в том числе на право получения платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя, на право получения платежей по найму, аренде, а также на исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, права требования по договорам об отчуждении или использовании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, принадлежащее должнику как лицензиату;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 306-ФЗ в пункт 4 части 3 статьи 68 внесены изменения, применяющиеся к правоотношениям, возникшим с момента завершения процедуры, применяемой в деле о банкротстве и введенной до дня вступления в силу названного Федерального закона

4) изъятие у должника имущества, присужденного взыскателю, а также по исполнительной надписи нотариуса в предусмотренных федеральным законом случаях;

5) наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества;

6) обращение в регистрирующий орган для регистрации перехода права на имущество, в том числе на ценные бумаги, с должника на взыскателя в случаях и порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом;

7) совершение от имени и за счет должника действия, указанного в исполнительном документе, в случае, если это действие может быть совершено без личного участия должника;

8) принудительное вселение взыскателя в жилое помещение;

9) принудительное выселение должника из жилого помещения;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 441-ФЗ пункт 10 части 3 статьи 68 изложен в новой редакции

10) принудительное освобождение нежилого помещения от пребывания в нем должника и его имущества;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. N 410-ФЗ часть 3 статьи 68 дополнена пунктом 10.1, вступающим в силу с 1 января 2012 г.

10.1) принудительное выдворение за пределы Российской Федерации иностранных граждан или лиц без гражданства;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 441-ФЗ часть 3 статьи 68 дополнена пунктом 10.2

10.2) принудительное освобождение земельного участка от присутствия на нем должника и его имущества;

11) иные действия, предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом.

Обеспечительные меры – залог успеха в исполнительном производстве

Низкая результативность исполнительного производства обычно объясняется пассивностью судебных приставов-исполнителей. Однако реальный шанс взыскать долг по исполнительному листу гораздо выше, нежели это принято считать. Успех в такой ситуации зависит как от умения приставов пользоваться правовым инструментарием, так и от заинтересованности самих взыскателей. Об этом в своей авторской колонке рассказывает Максим Петров, руководитель аналитического отдела Бюро ПП «Фрейтак и Сыновья».

По общему мнению, последние пять лет наблюдается рост количества исков, вытекающих из деятельности судебных приставов-исполнителей. Недовольство взыскателей вызвано бездействием приставов, которые не принимают меры по определению места нахождения должника и его имущества, не проверяют движение денежных средств по счетам, не направляют запросы в налоговые органы, ГИБДД, БТИ, не арестовывают имущество и деньги должника, не вызывают директора должника для дачи объяснений, в том числе для представления информации и документации, и т. п. Нередко споры связаны с ненадлежащими или несвоевременными действиями, которые привели к утрате имущества (в частности, такими действиями является продажа изъятого имущества по ценам, значительно заниженным относительно рыночных, нарушение сроков исполнительного производства, осуществление исполнительных действий после приостановления исполнительного производств и др.).

Надо признать, что процент взысканий с ФССП небольшой и обусловлен различными факторами:

1. Плохо проработанная позиция самого взыскателя

Часто истцы выбирают неправильный способ защиты: предъявляют иск не к ФССП, а непосредственно к судебному приставу; допускают ошибки правового характера при составлении исковых заявлений, не зная особенностей процесса по подобного рода делам, в связи с чем не предоставляют в достаточном объёме необходимые для установления всех фактических обстоятельств доказательства. Например, Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа отказался взыскивать убытки в виде неполученной арендной платы за несвоевременную передачу приставом помещения истцу, так как заявитель не представил доказательств принятия мер или приготовления для передачи в аренду спорного помещения (дело № А75-10949/2017). Истец по делу № А50-13947/2017 не представил суду доказательств того, что по заключённому им с должником договору поставки было поставлено именно то оборудование, которое указано в заявлениях взыскателя, поступивших в службу судебных приставов. Кроме того, заявитель не доказал, что данное оборудование было поставлено должнику по адресу, указанному в этих заявлениях, отметил суд.

2. Злоупотребление правом на обращение в суд со стороны истца

Представляется обоснованным отказ взыскать убытки с ФССП в случае злоупотребления истцом правом на обращение в суд. Например, когда истец предъявляет к службе иск об убытках, причиненных уплатой им неустойки, предусмотренной договором купли-продажи в случае срыва сделки, притом что истец заведомо знал о наложении на его имущество ареста (Дело № А40-80796/2011, дело № А50-13947/2017).

3. Неединообразная практика в части оценки судами действий судебных приставов-исполнителей

Конечно, определенной помехой в работе судебных приставов является отсутствие единообразия в оценке их действий со стороны судов. Так, по мнению Экономколлегии Верховного суда, взыскателю следует дождаться окончания исполнительного производства и исчерпать иные средства для удовлетворения своих требований к должнику (Определение ВС 15 февраля 2017 года по делу № А40-119490/2015). В то же время Судебная коллегия ВС по гражданским делам заняла другую позицию, разъяснив, что само по себе продолжение исполнительного производства не препятствует возместить убытки, причиненные взыскателю бездействием судебного пристава-исполнителя. Суду следует установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя (Определение ВС от 24 января 2017 года № 53-КГ16-30).

Не всегда применяются единообразные подходы при рассмотрении исков, вытекающих из деятельности приставов, с аналогичными обстоятельствами. Например, в Определении от 12 апреля 2017 года по делу № А51-18983/2016 Арбитражный суд Приморского края возвратил без рассмотрения исковое заявление в связи с несоблюдением претензионного порядка истцом. Между тем Арбитражный суд Дальневосточного округа в Постановлении от 23 января 2018 года по делу № А59-3938/2016 отклонил довод заявителя кассационной жалобы о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора. Окружной суд сослался на отсутствие в ФЗ «Об исполнительном производстве» указания на обязанность соблюдения такого порядка по делам, вытекающим из административных и иных публичных отношений.

В решении от 10 октября 2017 года по делу № А07-8818/2017 Арбитражный суд Республики Башкортостан не нашёл правового основания для взыскания с ФССП в пользу истца процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму денег, находящихся на депозите службы судебных приставов. В то же время 10-й ААС в Постановлении от 19 декабря 2017 года по делу № А41-29511/2017 оценил проценты по ст. 395 ГК как минимальный размер причиненных незаконным бездействием службы судебных приставов убытков.

Читать еще:  Основное и вспомогательное производство это

4. Непринятие судами обеспечительных мер на стадии рассмотрения дела

Обеспечительные меры допускаются на любой стадии процесса, если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта. Однако стандарт доказывания необходимости принятия обеспечительных мер на стадии рассмотрения дела судом настолько высок, а отношение судов настолько осторожное, что ходатайства о принятии обеспечительных мер удовлетворяются судами крайне редко. В то же время исполнительное производство также является неотъемлемой стадией процесса, а его содержание на 90% состоит в применении обеспечительных мер. Проблема в том, что из-за непринятия мер судами к моменту исполнения судебного акта имущество либо искомое status quo могут быть безвозвратно утрачены.

Всё это не способствует повышению эффективности работы ФССП, поскольку дезориентирует как суды и сотрудников системы исполнительного производства, так и лиц, участвующих в деле.

1. Наиболее важное разъяснение Пленума ВС содержится в п. 42. В этой норме сказано, что перечень исполнительных действий, приведенный в ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. В качестве примера ВС приводит установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

Таким образом, ВС высказал четкую позицию относительного того, что названный Законом об исполнительном производстве перечень мер, которые судебные приставы используют в своей практике: наложение ареста на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изъятие указанного имущества, передача арестованного и изъятое имущества на хранение, не является исчерпывающим. То есть приставы не ограничены этим списком в средствах достижения цели.

По сути, приставам предоставлена возможность использовать всю наработанную практику судов по принятию обеспечительных мер, открытый перечень которых предусмотрен ст. 91 АПК. Причём по аналогии с судебным процессом судебный пристав-исполнитель вправе применять меры принудительного исполнения без предварительного уведомления об этом лиц, участвующих в исполнительном производстве (п. 2 ст. 24 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Такие прецеденты уже появляются. Например, Арбитражный суд Московского округа не поддержал довод должника о том, что действия по наложению ареста на доменные имена противоречат требованиям законодательства об исполнительном производстве. Суд сказал, что судебный пристав-исполнитель вправе применять иные меры, обеспечивающие исполнение судебного решения (Постановление от 12 июля 2017 года № Ф05-9425/2017 по делу № А41-70934/2016).

На практике встречаются такие обеспечительные меры, как арест на дебиторскую задолженность ответчика, арест на денежные средства и имущество ответчику, находящееся у других лиц, арест на денежные средства, которые будут поступать на банковские счета ответчика, установление запрета ИФНС на внесение в ЕГРЮЛ записи о ликвидации ответчика, запретить ответчику производить полное и (или) частичное ограничение электрической энергии в отношении объектов потребителя, и пр.

Случаи применения приставами «нестандартного» инструментария уже поддержаны ВС: в деле обжаловались действия судебных приставов, которые в рамках исполнительных действий заявили самостоятельные иски о признании договоров купли-продажи недействительными. ВС сделал вывод, что судебный пристав-исполнитель наряду с кредитором должника имеет охраняемый законом интерес в признании данных сделок недействительными, поскольку он в силу закона обязан совершить действия, направленные на принуждение должника исполнить судебный акт, защитивший права кредитора должника (Определение от 18 апреля 2017 года № 77-КГ17-7).

В таком концепте не выглядит фантастикой привлечение приставами к субсидиарной ответственности конечных бенефициаров должника.

2. Предусмотренная законом возможность предъявления ФССП регрессных исков к служащим, виновным в причинении вреда взыскателям, активно применяется на практике. В п. 87 Постановления Пленума ВС № 50 отмечено, что по смыслу ст. 1081 ГК Российская Федерация в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении. Не так давно ВС поддержал указанную позицию в Определении от 17 мая 2016 года № 78-КГ16-5, отметив, что ФССП РФ может предъявить регрессный иск к судебным приставам, на исполнении которых находилось исполнительное производство, если из-за действий исполнителей с федеральной службы были взысканы убытки.

Расширение подобной практики приведёт к повышению активности и внимательности сотрудников службы и, как следствие, к уменьшению количества исков к Службе о возмещении вреда. Помимо сказанного, стимулировать приставов к лучшей работе также могла бы активная позиция ФССП по привлечению своих сотрудников к персональной ответственности.

3. В Постановление Пленума № 50 включена специальная глава, где даются важные разъяснения по различным аспектам возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя.

Подводя итог сказанному, надо отметить, что закон наделяет судебных приставов-исполнителей достаточно широкими полномочиями, которыми нужно научиться пользоваться, не выходя за их пределы: как самим сотрудникам ФССП России, так и взыскателям. Также взыскателям нужно смотреть на исполнительное производство как на стадию судебного процесса, заслуживающую не меньшего внимания, чем рассмотрение дела судом по существу, занимать проактивную позицию и не подвергать сомнению свою добросовестность.

15.3. Обеспечительные меры в исполнительном производстве

Институт обеспечительных мер является важной гарантией обеспечения защиты прав и законных интересов граждан, а также юридических лиц.

Все предусмотренные действующим законодательством обеспечительные меры в зависимости от управомоченного на их применение субъекта можно классифицировать на две основные группы:

1) обеспечительные меры, применяемые судом (судебные обеспечительные меры);

2) обеспечительные меры, применяемые судебным приставом-исполнителем.

Так, если первая группа обеспечительных мер применяется в рамках судебного процесса , то обеспечительные меры, составляющие вторую группу, опосредуют процедуру принудительного исполнения юрисдикционных актов и могут быть основаны на первых (п. 5 ч. 3 ст. 68; п. 3 ч. 3 ст. 80 Закона об исполнительном производстве) либо носить вполне самостоятельный характер (п. 17 ч. 1 ст. 64; п. п. 1 и 2 ч. 3 ст. 80).

Исключение составляют предварительные обеспечительные меры, применяемые арбитражным судом до предъявления иска (ст. 99 АПК РФ).

Судебные обеспечительные меры применяются во всех случаях, когда их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда (ст. 139 ГПК РФ), а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю (ст. 90 АПК РФ).

На основании определения суда об обеспечении иска выдается исполнительный лист, который выступает самостоятельным исполнительным документом (ст. 12 Закона об исполнительном производстве) и подлежит немедленному исполнению в порядке исполнительного производства (ст. 146 ГПК РФ, ст. 96 АПК РФ). Соответственно, такой исполнительный лист после поступления в подразделение судебных приставов немедленно передается судебному приставу-исполнителю, который в течение одних суток с этого момента должен принять решение о возбуждении или об отказе в возбуждении исполнительного производства (ч. 10 ст. 30 Закона об исполнительном производстве).

Кроме того, при возбуждении исполнительного производства установлен особый порядок принудительного исполнения, обладающий следующими отличительными чертами:

1) судебный пристав-исполнитель не устанавливает срок для добровольного исполнения требования, содержащегося в исполнительном листе (п. 6 ч. 14 ст. 30 Закона);

2) судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия и применять меры принудительного исполнения без предварительного уведомления об этом лиц, участвующих в исполнительном производстве (ч. 2 ст. 24 Закона);

3) в исключение из общего правила судебный пристав-исполнитель в процессе исполнения определения суда об обеспечении иска вправе совершать исполнительные действия и применять меры принудительного исполнения как в нерабочие дни, так и в рабочие дни с 22 часов до 6 часов (п. 3 ч. 3 ст. 35 Закона);

Читать еще:  Оборудование для производства колготок и носков

4) указанные требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в день поступления исполнительного листа в подразделение судебных приставов и лишь в случаях, когда это невозможно по независящим от пристава причинам, — не позднее следующего дня (ч. 6 ст. 36 Закона);

5) по исполнительным производствам, возбужденным на основании судебных актов об обеспечительных мерах, исполнительский сбор взысканию не подлежит (п.

Следует подчеркнуть, что судебные обеспечительные меры могут применяться как до возбуждения процедуры принудительного исполнения судебных актов, так и непосредственно в процессе исполнительного производства и даже быть направлены на последнее.

Нередки ситуации, когда заинтересованные лица обращаются в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер в виде приостановления исполнительного производства. Так, при обращении в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста (исключении его из описи) исполнительное производство подлежит обязательному приостановлению судом (п. 1 ч. 1 ст. 39 Закона). В то же время Закон об исполнительном производстве 2007 г. подходит к решению вопроса о приостановлении исполнительного производства более гибко по сравнению с ранее действовавшим одноименным Законом 1997 г. и предусматривает возможность как полного, так и частичного приостановления. Арбитражная практика склонна применять указанную норму достаточно взвешенно, обращая внимание на то обстоятельство, что если заявляется иск об освобождении определенного имущества от наложения ареста, то и исполнительное производство подлежит приостановлению лишь в отношении указанного имущества и не должно затрагивать оставшееся имущество должника, что приобретает особую актуальность в ситуациях сводного исполнительного производства .

См.: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 5 ноября 2008 г. по делу N А41-17765/08.

В течение всего периода, когда исполнительное производство приостановлено, применение мер принудительного исполнения не допускается (ч. 6 ст. 45 Закона). Указанная норма требует некоторых пояснений. Так, решение суда в части отмены ранее установленной обеспечительной меры по иску в виде приостановления исполнительного производства не означает автоматического возобновления исполнительного производства. Для этого необходимо совершение процессуально значимых действий судом путем вынесения соответствующего определения (ст. 438 ГПК РФ, ч. 5 ст. 327 АПК РФ). Данное положение подтверждается и ч. 2 ст. 42 Закона об исполнительном производстве. В связи с этим обращение взыскания на имущество должника в отсутствие указанного определения однозначно рассматривается арбитражными судами как действия судебного пристава-исполнителя, совершенные с нарушением норм действующего законодательства . В то же время любопытна и сама формулировка ст. 45 Закона об исполнительном производстве. Ее буквальное прочтение приводит к выводу о том, что по приостановленному исполнительному производству не допускается применение мер принудительного исполнения, однако это вовсе не свидетельствует о запрете совершать исполнительные действия.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 октября 2007 г. по делу 09АП-14209/07-АК.

Безусловно, даже по приостановленному исполнительному производству вполне оправданным будет совершение таких исполнительных действий, как вызов сторон, запрос необходимых сведений и т.д. Однако наложение ареста (как обеспечительной меры, применяемой судебным приставом-исполнителем), вход в нежилые и жилые помещения, установление ограничений на выезд должника из Российской Федерации также рассматриваются законодателем в качестве исполнительных действий, и, следовательно, их совершение является допустимым даже по приостановленному исполнительному производству. Это противоречит устоявшейся судебной практике применения Закона 1997 г. и усугубляется еще тем фактом, что на сегодняшний день до конца так и непонятно, как будут трактовать названную правовую норму высшие судебные инстанции. Вместе с тем существование ее в таком виде представляется далеко не во всех случаях обоснованным.

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11 июля 2007 г. по делу N Ф08-4156/2007; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31 марта 2005 г. N Ф04-1678/2005(9833-А27-12); и др.

Приостановление исполнительного производства, применяемое судом в качестве меры, направленной на обеспечение иска, неминуемо затрагивает интересы лиц, в нем участвующих. В связи с этим суды осторожно подходят к оценке наличия оснований применения указанной обеспечительной меры .

См., к примеру: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 ноября 2008 г. по делу N 09АП-13913/2008; Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 23 мая 2008 г. по делу N А41-К1-7227/08; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 февраля 2006 г. по делу N 09АП-669/06-АК; и др.

Обеспечительные меры, применяемые судебным приставом-исполнителем, основываются на внесудебном процессуальном документе — постановлении, оформляемом в соответствии с требованиями ст. 14 Закона об исполнительном производстве.

Как отмечалось выше, указанные обеспечительные меры могут быть основаны на судебных обеспечительных мерах. К примеру, если судом наложен арест на имущество лица, то в рамках исполнительного производства пристав в силу п. 3 ч. 3 ст. 80 Закона обязан также вынести постановление о наложении ареста на имущество должника. В данном случае арест рассматривается в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения (п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона) со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями и включает в себя запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества (ч. 4 ст. 80 Закона). Судебный пристав-исполнитель самостоятельно определяет конкретный вид ограничения права пользования имуществом, исходя из свойств имущества, характера пользования, его значимости для собственника, а также других факторов.

В то же время, если судебный пристав-исполнитель выносит постановление о наложении ареста на основании исполнительного документа о применении указанной обеспечительной меры, то в данном случае факт наложения ареста рассматривается законодателем в качестве исполнительного действия (п. 7 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве).

Суд вправе принять обеспечительные меры в виде ареста имущества должника, установив лишь общую сумму стоимости имущества, подлежащего аресту. В этом случае конкретный состав имущества также подлежит определению судебным приставом-исполнителем в соответствии с требованиями Закона об исполнительном производстве . Отметим, что ранее действовавшее законодательство устанавливало очередность наложения ареста на имущество должника-организации (ст. 59 Закона об исполнительном производстве 1997 г.), и это являлось логическим продолжением установленной очередности обращения взыскания на имущество должника в целом . Сейчас же судебный пристав-исполнитель, накладывая арест, не применяет правила очередности обращения взыскания на имущество должника, поскольку арест теперь не рассматривается законодателем в качестве элемента обращения взыскания . Указанная редакция Закона позволяет приставу более эффективно противодействовать недобросовестным должникам, пытающимся «вывести» имущество последующих очередей (как правило, наиболее ликвидное недвижимое имущество) из-под обеспечительной меры путем заключения так называемых освободительных сделок (см. предыдущий параграф).

Пункт 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. N 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» // Вестник ВАС РФ. 2006. N 12.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 июня 2007 г. по делу N 09АП-5558/2007-АК.

Более того, законодатель, по всей видимости, желая подчеркнуть данный факт, прямо указал на возможность неприменения судебным приставом-исполнителем правил об очередности обращения взыскания на имущество к аресту (ч. 1 ст. 80 Закона об исполнительном производстве).

Было бы ошибочным полагать, что судебный пристав-исполнитель может применять в рамках исполнительного производства в качестве обеспечительной меры один лишь арест. Рассматривая по общему правилу арест как исполнительное действие, Закон об исполнительном производстве тем не менее не содержит исчерпывающего перечня последних, а это, в свою очередь, предопределяет возможность совершения судебным приставом-исполнителем и иных исполнительных действий, являющихся по своему целевому назначению мерами обеспечительными. В связи с этим возложение на должника, к примеру, обязанности перечислять на депозитный счет подразделения судебных приставов наличные денежные средства, поступившие в кассу должника, однозначно квалифицируется судами не в качестве ареста отсутствующего имущества, а как иное, не запрещенное законом исполнительное действие, направленное на обеспечение исполнения исполнительного документа .

Читать еще:  Бизнес план теннисный корт

Пункт 17 информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июня 2004 г. N 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов». (Следует заметить, что названный пункт содержит упоминание об отсутствии исчерпывающего перечня не исполнительных действий, а мер принудительного исполнения. Как представляется, это возможно объяснить уже упоминавшимся выше обстоятельством, согласно которому арест ранее входил в понятие «обращение взыскания на имущество» и, следовательно, относился к мере принудительного исполнения.)

Исполнение обеспечительных мер приставом

Требования, содержащиеся в исполнительном листе, выданном на основании определения суда об обеспечении иска, должны быть исполнены в день поступления исполнительного листа в подразделение судебных приставов, а если это невозможно по причинам, не зависящим от судебного пристава-исполнителя, — не позднее следующего дня. В таком же порядке исполняется постановление судебного пристава-исполнителя об обеспечительных мерах, если самим постановлением не установлен иной порядок его исполнения.

Исполнение обеспечительных мер приставом

В случаях, когда исполнительный документ подлежит немедленному исполнению, а также при наложении ареста на имущество и принятии иных обеспечительных мер судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия и применять меры принудительного исполнения без предварительного уведомления об этом лиц, участвующих в исполнительном производстве.

При этом судебный пристав-исполнитель обязан уведомить указанных лиц о совершении исполнительных действий или о применении мер принудительного исполнения не позднее следующего рабочего дня после дня их совершения или применения.

Мерами по обеспечению иска в гражданском судопроизводстве могут быть:

  1. наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц;
  2. запрещение ответчику совершать определенные действия;
  3. запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства;
  4. возложение на ответчика и других лиц обязанности совершить определенные действия, касающиеся предмета спора о нарушении авторских и (или) смежных прав, кроме прав на фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет»;
  5. приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи);
  6. приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке.

В необходимых случаях судья или суд может принять иные меры по обеспечению иска, которые отвечают целям ГПК РФ. Судьей или судом может быть допущено несколько мер по обеспечению иска.

Полномочия судов в исполнительном производстве. Применение обеспечительных мер

Андрей Владимирович Плотников,
судья судебной коллегии по экономическим делам
Верховного Суда Республики Беларусь

Один из основных принципов судопроизводства по экономическим делам закреплен ст. 27 ХПК. Речь идет об обязательности исполнения судебных актов. Исполнение вступившего в законную силу судебного постановления обеспечивается государственной гарантией возможности его принудительного исполнения на стадии исполнительного производства.

Почему потребовалась модернизация законодательства об исполнительном производстве

Среди главных проблем исполнительного производства нужно назвать обеспечение своевременности и эффективности (результативности) исполнения судебных актов. Для реализации этой задачи в Республике Беларусь потребовалась модернизация законодательства об исполнительном производстве. Она включила комплекс мер по совершенствованию процедуры исполнения судебных актов.

Так, 13.05.2017 вступил в силу Закон от 24.10.2016 N 440-З «О судебных исполнителях», а с 16.05.2017 — Закон от 24.10.2016 N 439-З «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве), внесший изменения и дополнения и в ХПК.

Принципиальным моментом стало перераспределение полномочий в исполнительном производстве между судом и судебным исполнителем. Существенно сузился круг вопросов, решение которых относится к компетенции экономического суда (ст. 325 ХПК).

Тем не менее, расширив полномочия судебных исполнителей по вопросам обеспечения исполнения исполнительного документа (ст. 60 Закона об исполнительном производстве), законодатель предоставил право решения по ряду обеспечительных мер исключительно суду.

Содержание и направленность воздействия позволяет отнести эти меры в одну группу с общим квалифицирующим признаком «ограничение личных неимущественных прав граждан». Так, на основании ч. 1 ст. 334 ХПК и ч. 1 ст. 60 Закона об исполнительном производстве, когда должник не исполняет требования исполнительного документа или принятых судебным исполнителем мер по обеспечению исполнения недостаточно, суд, рассматривающий экономические дела, может временно ограничить:

— права должника — гражданина или ИП, должностного лица юридического лица — должника на выезд из Республики Беларусь;

— право должников — гражданина или ИП на управление механическим транспортом, маломерными судами, право на охоту;

— право должников — гражданина или ИП посещать игорные заведения.

Такие меры принимаются по заявлению взыскателя или представлению судебного исполнителя, если это не препятствует исполнению иных обязательств должника и существует вероятность, что возникнут проблемы с исполнением исполнительного документа.

Каковы основные недостатки ходатайств о применении обеспечительных мер

После 16.05.2017 в экономические суды поступило большое количество ходатайств о применении к должностным лицам должников — юридических лиц мер по обеспечению исполнения исполнительного документа. Причем предлагалось использовать временное ограничение права на выезд из Республики Беларусь.

Принципиально важным на данном этапе был взвешенный подход к решению о необходимости применения обеспечительных мер. Чтобы исключить правовую неопределенность и добиться их единообразного применения, были определены общие критерии при рассмотрении соответствующих заявлений взыскателей и представлений судебных исполнителей. В виде рекомендаций эти критерии доведены до сведения субъектов хозяйствования.

Основную массу обращений взыскателей отличало желание ограничить руководителей, главных бухгалтеров должника вне зависимости от обстоятельств конкретного исполнительного производства. Часто заявители просили ограничить право на выезд без указания конкретных должностных лиц. Кроме того, в ходатайствах отсутствовали сведения об уже принятых судебным исполнителем мерах либо не указывались причины их недостаточности.

В заявлениях могло отсутствовать объяснение, каким образом лицо, право которого на выезд просил ограничить взыскатель, препятствовало принятию мер по исполнению исполнительного документа. Не указывалось, в чем конкретно выражалось уклонение от исполнения требований судебного исполнителя, и т.д.

Наличие указанных недостатков послужило безусловным основанием для возврата заявлений (представлений) о принятии мер по обеспечению исполнения исполнительного документа.

Что следует указать в ходатайстве

Поскольку решение о временном ограничении права на выезд касается непосредственно гражданина и ограничивает его неотъемлемое право на свободу передвижения, гарантированное Конституцией, суду недостаточно простого опасения взыскателя о невозможности или затруднительности исполнения судебного акта. Необходимо обосновать причины обращения; назвать конкретные обстоятельства, подтверждающие целесообразность принятия обеспечительных мер; представить доказательства, подтверждающие доводы.

Общий ориентир для обращения в суд с заявлением о необходимости принятия обеспечительных мер по ст. 334 ХПК — совокупность следующих обстоятельств:

— личность гражданина и его имущественное положение;

— достоверные данные о намерении выехать из Республики Беларусь, чтобы уклониться от исполнения обязательств;

— соотношение размера суммы задолженности и периода просрочки.

Наиболее важное условие — указать перечень мер, уже принятых судебным исполнителем в рамках конкретного исполнительного производства, и причины, почему взыскатель считает эти меры недостаточными. Кроме того, следует пояснить:

— как конкретно должностное лицо не исполняет требования исполнительного документа;

— когда и при каких обстоятельствах судебный исполнитель установил, что именно эти действия (бездействие) препятствуют исполнению.

Обратим внимание, что в соответствии со ст. 60 Закона об исполнительном производстве, ст. 334 ХПК для обеспечения исполнения исполнительного документа разрешается принять одновременно несколько мер по обеспечению исполнения исполнительного документа. Также допускается заменить одну меру другой.

В настоящий момент порядок реализации экономическими судами обеспечительных мер в исполнительном производстве целиком гарантирует соблюдение установленных законом специальных условий по защите прав и интересов всех заинтересованных лиц. Предотвращается проявление злоупотреблений. Это предопределяет возможность достичь непосредственной цели механизма обеспечительных мер — эффективности исполнения.

По итогам конференции читайте также

Источники:

http://base.garant.ru/77686961/6cf34816dc52ae8870d524b8ed6399a5/
http://pravo.ru/opinions/view/147658/
http://pravo.studio/proizvodstvo-rossii-ispolnitelnoe/153-obespechitelnyie-meryi-ispolnitelnom-68002.html
http://sp.baxz.ru/ispolnenie-obespechitelnyh-mer-pristavom/
http://ilex.by/polnomochiya-sudov-v-ispolnitelnom-proizvodstve-primenenie-obespechitelnyh-mer/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×
×
×