19 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Архитектура москвы и санкт-петербурга

В чём душа Москвы и Петербурга? «Большая деревня» или «умышленный город»?

Петербург в живописи

Какой город лучше – Москва или Санкт-Петербург? Этому спору уже не одна сотня лет. И по самому большому счёту не стоит детально разбирать аргументы спорщиков. Поскольку однозначного «правильного» ответа на этот вопрос нет. У каждого города своя непростая история, своя природа города, как явления культуры и архитектуры. И для понимания этой самобытной природы города нужно вернуться к самым истокам «петербургского — московского противостояния».

С самого первого дня своего появления «град Петра» стал настоящим вызовом всему, что до него существовало на русской земле. Это был вызов самой природе, у которой Петербург должен завоевать право на существование и это был вызов возможностям человека. Однако, в первую очередь был брошен вызов самому представлению о городе, как о поселении людей с многовековой историей, которое развивается и растёт очень постепенно, не спеша, постоянно оглядываясь на своё прошлое.

Петербург, новая столица Российской империи, был совершенно непохож на уже привычную Москву. Это и стало той отправной точкой для появления в русской культуре, и особенно литературе, для появления «петербургской темы».

Историки утверждают, что настоящим родоначальником «петербургской темы» в художественной литературе стал А.С. Пушкин. В своём «Медном всаднике» поэт обозначил главную, можно сказать генеральную, линию для будущего спора: Петербург – это великое творение человеческой воли и разума, символ имперской воли, который своим величием подчиняет волю отдельного человека воле государства. И даже сама природа бунтует против этого имперского города, против этой железной русской воли «коронованного градостроителя», постоянно подвергая город на Неве тяжким стихийным бедствиям.

Пушкинскую тему подхватил Н.В. Гоголь, который нарисовал почти мистическую картину города-призрака, города-блестящей декорации, в котором течёт такая же призрачная ненастоящая столичная жизнь:

Он лжет во всякое время, этот Невский проспект, но более всего тогда, когда ночь сгущенною массою наляжет на него и отделит белые и палевые стены домов, когда весь город превратится в гром и блеск, мириады карет валятся с мостов, форейторы кричат и прыгают на лошадях и когда сам демон зажигает лампы для того только, чтобы показать всё не в настоящем свете.

Петербург в живописи

А теперь давайте послушаем Ф.М. Достоевского, который назвал Петербург самым абстрактным и «самым умышленным городом в мире». Фантастическое, почти сказочное, архитектурное видение прячет от любопытных глаз образ маленького простого человека:

Ночь ложилась над городом и вся необъятная, вспухшая от замерзшего снега поляна Невы с последним отблеском солнца осыпалась бесконечными мириадами искр иглистого инея. Становился мороз в двадцать градусов… Мёрзлый пар валил с усталых лошадей, с бегущих людей. Сжатый воздух дрожал от малейшего колебания звука, и, словно великаны, со всех кровель обеих набережных подымались и неслись вверх по холодному небу столпы дыма, сплетаясь и расплетаясь в дороге, так что, казалось, новые здания вставали над старыми, новый город складывался в воздухе… Казалось, наконец, что весь этот мир, со всеми жильцами его… со всеми жилищами их… в этот сумеречный час походит на фантастическую волшебную грёзу, на сон, который, в свою очередь, тотчас исчезнет и искурится паром к тёмно-синему небу.

Тут очень важно, и на это стоит обратить внимание, услышать и почувствовать, что действительно большие художники слова, создающие литературный портрет Петербурга, пишут совсем и не столько о архитектуре. Архитектура для них – это только неотделимая деталь того, большого и ёмкого, что сегодня мы называем городской средой. «Город – это страшная сила». Городская среда Петербурга, в произведениях литераторов, — это зыбкий призрачный свет, туманный дрожащий воздух, который растворяет в себе скользящие по городу тени, величественный безбрежный простор реки, и карнавальная яркая суета проспектов. В целом, образ города складывается из целого ансамбля особенностей избранного места, которые только создают контекст, особое настроение, для восприятия архитектуры.

Да и сама архитектура играет действительно важную, если не определяющую роль. Играет незримо, на уровне подсознания. Эта регулярная решётка петербургских проспектов и линий неосознанно становится самым значительным символом бездушного и даже мифического порядка, имперской воли и имперского величия.

Перед самой революцией 1917 года известный литератор и поэт-символист Андрей Белый в своём романе «Петербург» доводит образ имперской столицы, города-решётки, до крайних пределов художественной выразительности с явным безудержным гротеском:

Есть бесконечность в бесконечности бегущих проспектов с бесконечностью в бесконечность бегущих пересекающихся теней. Весь Петербург – бесконечность проспекта, возведённого в энную степень.

Вы можете предположить, что для описания «души Петербурга» собрано избыточное количество цитат. С одной стороны, эти цитаты-образы удивительно точно описывают город именно так, как его чувствовали живущие в этом городе люди. А с другой стороны, все эти «описания» являются свидетельствами того, какое огромное значение в русской культуре и, теперь, культуре России вообще, имеет город в целом, и две российские столицы в частности.

А самое интересное то, что всякое описание Петербурга в русской литературе всегда, явно или незримо, апеллирует к другому городу – к Москве. И от этого создаётся ощущение, что невозможно до самого конца понять и почувствовать Петербург, если оторвать его от Москвы. И так же нельзя понять Москву, без её северного антипода.

Москва в живописи

И снова Н.В. Гоголь:

Москва — старая домоседка, печёт блины, глядит издали и слушает рассказ, не поднимаясь с кресел, о том, что делается на свете; Петербург – разбитной малый, никогда не сидит дома, всегда одет и похаживает на кордоне, охорашиваясь перед Европой… Петербург весь шевелится от погребов до чердаков… и во всю ночь то один глаз его светится, то другой; Москва ночью вся спит и на другой день, поклонившись на все четыре стороны, выезжает с калачами на рынок. Москва женского рода, Петербург мужского. Москва всегда едет завернувшись в медвежью шубу, и большей частью на обед; Петербург, в байковом сюртуке, заложив обе руки в карман, летит во всю прыть на биржу или в должность.

Герцен, сравнивая Москву и Петербург говорит ещё резче:

Петербург – это ходячая монета, без которой обойтись нельзя; Москва – редкая, положим, замечательная для охотника-нумизмата, но не имеющая хода… Оригинального, самобытного в Петербурге нет ничего, не так как в Москве, где всё оригинально – от нелепой архитектуры Василия Блаженного до вкуса калачей. Петербург – воплощение общего, отвлечённого понятия столичного города: Петербург тем и отличается от всех городов европейских, что он на все похож; Москва – тем, что она вовсе не похожа ни на какой европейский город, а есть гигантское развитие русского богатого села.

Не будем цепляться к этому классику за его явные «перегибы» про «ходячую монету» и про «нелепую архитектуру» Василия Блаженного. Нужно сделать скидку на время и на некоторые особенности личности этого писателя-бунтаря, который, мягко скажем, родину не любил и искал прибытка у заморских тронов.

Читать еще:  Оборудование для производства дюбель гвоздей

Тут самое время вспомнить примиряющие спор слова Белинского:

Петербург и Москва – две стороны, или лучше сказать, две односторонности, которые могут со временем образовать своим слиянием прекрасное и гармоничное целое, привив друг другу то, что в них есть лучшее.

Да, не знал великий критик, что общим для Москвы и Петербурга однажды станет архитектура «под среднестатистический американский город». Впрочем, сейчас разговор совсем не о современной моде на архитектуру.

Два больших города, можно сказать, что два главных города страны, которые находятся сравнительно недалеко друг от друга (по российским масштабам), и такие противоречивые оценки современников.

С той поры много воды утекло, очень многие «противоречия» сгладились, но несходство двух столиц, особенно там, где ещё сохранилась история, налицо и это несходство никого не оставляет равнодушным.

Значит, ещё существует какая-то глубинная природа того, что называется «духом города» или его душой. Если отвлечься от канувших в лета ярких отблесках столичной светской жизни Петербурга и давно забытой дремоты почти провинциальной Москвы. Значит есть какой-то потаённый и пока ещё существующий архитектурный секрет, эдакий ключик, который поможет увидеть душу города.

Москва в живописи

Вот что писал о этих городах уже советский писатель Юрий Тынянов в своём романе «Кюхля»:

Петербург никогда не боялся густоты. Москва росла по домам, которые естественно сцеплялись друг с другом, обрастали домишками, и так возникали московские улицы. Московские площади не всегда можно отличить от улиц, с которыми они разнятся только шириною, а не духом пространства; также и небольшие кривые московские речки под стать улицам. Основная единица Москвы – дом, поэтому в Москве много тупиков и переулков. В Петербурге совсем нет тупиков, а каждый переулок стремится быть проспектом… Улицы в Петербурге образованы ранее домов, и дома только восполнили их линии. Площади же образованы ранее улиц. Поэтому они совершенно самостоятельны, независимы от домов и улиц, их образующих. Единица Петербурга – площадь.

Юрий Тынянов в своём романе исторически точен – в Петербурге изначально застройкой заполнялись линии ранее созданного плана, а вот в Москве, напротив, планы дальнейшего строительства происходили из уже сложившейся застройки и, скажем так, планировки. Не будучи архитектором Тынянов верно уловил саму суть архитектурно-пространственного различия между двумя городами. В Петербурге геометрическая заданность улиц и площадей превратила сами здания во вспомогательный материал для создания гигантской архитектурной декорации Северной Столицы. А с другой стороны, естественный характер московского плана очень точно лёг на холмистый природный рельеф, и архитектура сложилась от ключевых зданий-доминантов, которые и подчинили себе достаточно большие участки города.

Безусловно, за годы «совместного существования», Москва и Петербург очень многому «научились» друг у друга. Можно сказать, что в современной части городов их уже сложно отличить. И тут можно вспомнить московского доктора Лукашина, ночь перед Новым Годом и Третью улицу Строителей.

А так хочется, чтобы города были разными, непохожими, со своей, обязательно исторической, душой. И уж совсем не хочется, чтобы исчезали исторические улицы и наши старые красивые столицы стали похожи на какой-то среднестатистический американский город. Небоскрёбы – это хорошо. Где-то на окраине, подальше от Арбата и Невского.

Архитектурные памятники Москвы и Санкт-Петербурга: описание, фото

Архитектурные памятники Москвы и Санкт-Петербурга являются важнейшей частью мирового культурного наследия. Многие объекты являются памятниками международного значения. Разнообразие стилей и направлений сделали многие сооружения отечественных и зарубежных мастеров настоящими шедеврами.

Кремль

Культурный облик Москвы формировался в течение нескольких столетий. Первое летописное упоминание о городе относится к XII веку. В последующие века при московских князьях, потомках Ивана Калиты, оформился облик Кремля, который, образуя с Красной площадью единое пространство, в настоящее время, пожалуй, является самым известным памятником культурно-исторического характера. Его значение определяется тем, что это самая древняя часть современной столицы. Важно еще и то, что он служит своеобразной летописью города, в то время как почти все остальные архитектурные памятники Москвы были построены позднее.

В Кремле расположены главные храмы, дворец, Оружейная палата. Но и площадь перед ним представляет не меньший интерес: ведь здесь расположен Государственный исторический музей, памятник Минину и Пожарскому. Этот комплекс интересен не только с культурологической, но, прежде всего, с исторической точки зрения, поскольку почти все его постройки тесно связаны с ранней историей столицы.

Музеи

Архитектурные памятники Москвы являются достоянием не только отечественной, но также и мировой культуры. Музейные здания также являются объектом пристального интереса не только для наших соотечественников, но и для иностранных гостей. Государственный исторический музей служит не только хранилищем ценнейших экспонатов, но также представляет из себя интереснейший памятник неовизантийского стиля. Необычный, причудливый фасад ярко-кирпичного цвета с белыми крышами, несомненно, делает это здание неповторимым и сразу узнаваемым.

Некоторые архитектурные памятники Москвы интересны тем, что создавались по инициативе частных лиц. К таким относится известная на весь мир Третьяковская галерея. Она была основана в середине XIX века купцом Третьяковым, который был меценатом и промышленником и организовал строительство будущего знаменитого музея. Интересен тот факт, что фасад здания был создан по рисункам известного художника Васнецова.

Театр

Архитектурные памятники Москвы пользуются популярностью и известностью по всему миру. К одному из таких строений принадлежит Большой театр. Он интересен не только тем, что является крупнейшим оперным и балетным центром, но и своим зданием, которое было оформлено в XIX веке архитектором Бове. Впрочем, само здание было открыто еще при Екатерине II, однако его окончательный облик был создан после ухода наполеоновской армии из города. Тогда же была предпринята масштабная работа по реконструкции и в рамках этого проекта был перестроен и театр. Мастер переделал его в классическом стиле и, согласно своей задумке, обустроил его таким образом, что строение должно было символизировать победу русской армии в Отечественной войне. Торжественность зданию придавала строгая прямоугольная площадь перед ним.

Церкви

Архитектурные памятники Москвы, фото которых представлены ниже, включают также и храмы, которые являются настоящими произведениями искусства. К таким относятся, в первую очередь, соборы на территории Кремля. Они были построены в годы правления московских князей. Один из древнейших соборов – Успенский, который был возведен во времена известного русского князя Ивана III. Этот собор отличается монолитным обликом и производил на современников впечатление единого цельного камня. К другим известным соборам на территории Кремля относятся Архангельский (который служил местом захоронения московских правителей) и Благовещенский храмы, построенные в конце XV начале XVI века. Одним из самых известных храмов является церковь Вознесения в селе Коломенском. Она интересна тем, что построена в шатровом стиле, от которого впоследствии отошли ввиду того, что он не соответствовал византийским канонам. Этот памятник является уникальным по своему стилю и потому включен в список охраняемых объектов.

Значение

Итак, архитектурные памятники города Москвы являются важнейшей частью отечественного культурного значения. Постройки города во многом определили облик столицы. Особое значение в ней имели церкви, откуда и пошло название «Москва златоглавая». Кроме того, застройка и планировка города имеет глубокие исторические корни, и поэтому она интересна не только культурологам, но историкам и особенно – археологам, которые регулярно проводят в ней раскопки и реконструкции зданий, посадов – древнейших, не дошедших до нас строений.

Читать еще:  Что значит паушальный взнос и роялти

Архитектура Санкт-Петербурга

Облик Северной столицы начал формироваться в годы царствования первого российского императора Петра I. Именно он задал тон его застройки по западноевропейскому типу, что отвечало его замыслу превращения своего детища в «окно в Европу». Он приглашал к строительству европейских мастеров, однако, создал все условия для подготовки отечественных кадров с тем, чтобы воплощать дальнейшее архитектурное строительство. При нем была построена Петропавловская крепость с одноименным собором, который стал усыпальницей российских императоров. Однако окончательный облик Петербурга сложился при Екатерине II, на годы правления которой пришелся пик градостроительства. Императоры XIX века также занимались обустройством новой столицы.

Одно из самых знаменитых строений – это Зимний дворец, который стал резиденцией правителей. Он выстроен в середине XVIII века в пышном стиле барокко снаружи и с элементами изящного французского рококо внутри. В городе так же, как и в Москве, были сооружены известные храмы. Один из них – знаменитый Исаакиевский собор, строительство которого продолжалось сорок лет. Его автором был О. Монферран, и этот собор является крупнейшим православным храмом Северной столицы. Другой известный храм города – Казанский собор. Он известен своей колоннадой, которая не закрывает, но подчеркивает красоту вида на площадь. Итак, архитектурный облик города формировался под значительным влиянием западноевропейских направлений, но с умелым сочетанием отечественных достижений, в то время как архитектурные памятники Москвы, описание которых было представлено выше, напротив, имеют глубокие исторические корни.

«Союзпетрострой-Проект»

Анонсы

Поиск

Новости

Архитектурные различия Москвы и Петербурга

Соревнование бордюра с поребриком, а шаурмы с шавермой давно вышло за границы лингвистических дискуссий. «ДП» подливает масла в этот костер и пытается рассудить, есть ли разница между современной петербургской и московской архитектурой.

Четкое отличие между архитектурными подходами двух столиц бросалось в глаза до революции. Человек, хотя бы немного увлекающийся зодчеством, мог без труда по фотографии угадать, какой город на фото — Петербург или Москва.

Когда сошло на нет — и сошло ли вообще — это различие, специалисты определиться не могут. Доцент кафедры архитектурного проектирования Архитектурно–строительного университета, член Градсовета Петербурга Владимир Линов считает, что все закончилось с революцией. «Пришедшие конструктивисты были абсолютно одинаковы что в Москве, что в Петербурге. Не найти никаких отличий», — уверен эксперт.

Историк архитектуры Александр Кречмер утверждает, что разницу можно было заметить и позднее, даже в сталинское время, когда правил бал неоклассицизм. В Москве, по его словам, на фасадах было больше государственной символики — звезд, гербов. «А на замечательном Институте бумажной промышленности на 2–м Муринском пр., который сейчас хотят снести, — ни серпов, ни молотов. Медсанчасть № 1 завода им. Калинина на ул. Одоевского имеет только чашу со змеей. В Москве же обязательно во фризе шли бы звезды», — говорит он.

Исследователь архитектуры Алексей Хваль полагает, что все подобные различия — это не противопоставление двух школ, а скорее просто разница между столицей и одним из крупных провинциальных городов. По его мнению, «таких петербургов» со своими более или менее уловимыми местными особенностями в стране сейчас не один десяток. До революции не существовало московской школы как единственной альтернативы, была архитектура петербургская и архитектуры других более или менее богатых городов. К примеру, «в Ростове–на–Дону, Киеве или Одессе появлялись свои вполне достойные постройки».

«Что касается самих стилистических предпочтений, то подозреваю, что на них очень большое влияние оказывали сами личности модных архитекторов. При Растрелли и в эпоху эклектики пышнее и наряднее строили в Петербурге, а, скажем, Кекушев задал Москве более декоративный вариант модерна. Живи Кекушев здесь, его плюшечный стиль, вполне возможно, вошел бы в моду как раз у нас. То же самое с функциональным модерном:он умеренно распространился по Москве, но едва ли нашел сторонников здесь», — размышляет в беседе с «ДП» эксперт.

На веку записано

Спустя 100 лет ситуация не изменилась. В обоих городах работают преимущественно свои архитекторы. Питерские настолько зачистили грядку, что пришлых можно пересчитать по пальцам, а их работы, поданные на международные конкурсы, пропесочиваются на градсовете и аналогичных собраниях. Исключением становятся те чужестранные произведения, адаптировать которые вынужденно доверяют нашим чертежникам.

Обычна ситуация, когда столичные девелоперы просят разработать облик своих петербургских домов у дружественных мастерских из Москвы, а не у аборигенов с невских болот. Так, сразу несколько объектов Glorax Development — на Удельной, на Гражданке и в Купчино — готовило московское ООО «Архитектурная мастерская А. Асадова». Veren Group позвала ООО «Архитектурное бюро «Остоженка» для проекта в Стрельне.

Но это точечные проекты. В целом ситуация иная, поведал «ДП» гендиректор ООО «Архитектурная мастерская М. Атаянца» Максим Атаянц: «В Петербурге рынок серьезных заказов не очень широкий. Вероятно, поэтому здесь сформировалась довольно сплоченная группа ведущих архитекторов, которые друг другу периодически [проекты] уступают, но довольно резко относятся, когда кто–то чужой пытается зайти на эту поляну. Но что сделать: это нормальная рыночная борьба».

Оборона от пришлых

О том же говорит гендиректор ООО «Липгарт архитектс» Степан Липгарт. Но он видит предпосылки ситуации в прошлом веке: «В Петербурге есть сложившееся архитектурное сообщество со своими традициями и представлениями. Этот цех не склонен к внешним воздействиям, он своеобычный, он замкнутый. До середины XX века это было благом, потому что эти люди живут в городе, понимают его и продолжают. Но, к сожалению, за последние 50 лет эта гармоничная история переросла в окукливание, затхлость».

Судьба Степана Липгарта — пример попытки изменить ситуацию. Его из Москвы в Петербург пригласил работать владелец девелоперской группы AAG Александр Завьялов и, дабы у местного «сообщества» не было соблазна мешать, прямо заявлял, что все проекты AAG будет создавать только Липгарт. Год назад предприниматель говорил в интервью изданию «Канонер», что не боится палок в колеса от Градсовета: «Степан получает все наши заказы гарантированно. У него нет никакой конкуренции, мы никогда не предложим проекты другим, пока находим общий язык со Степаном».

Неизвестно доподлинно, чем именно мотивирована такая реакция, но уже второй проект Степана Липгарта для участка на углу наб. Черной речки и Выборгской наб. Градсовет выносит, что называется, со свистом.

Опыты на периферии

Сравнить результаты творчества петербургских и московских проектировщиков можно необычным образом — в провинции, где и те и другие поставлены в одинаковые условия. Рассуждает все тот же Степан Липгарт: «Петербургской школе характерна склонность к классицистической природе, то есть к симметрии, жестким ритмам, определенным пропорциям. Московские же видят себя последователями скорее школы ВХУТЕМАСа. Московская архитектура более связана с мировым контекстом. В Петербурге тоже есть попытки связаться с ним, но они не в тренде».

Главное преимущество Москвы — это наличие денег и возможностей для реализации. «А если посмотреть на какую–нибудь хорошую архитектурную мастерскую из провинции, то они выживают как могут. В провинции все очень грустно», — сетует архитектор ООО «Архитектурное бюро «Хвоя» Илья Спиридонов.

Читать еще:  Как продавать косметику оптом в2в

По словам гендиректора московского ООО «Т+Т архитектс» Сергея Труханова, один из существенных факторов в пользу столичных архитекторов — это умение работать с проектами, которые будут реализовываться в условиях большого количества ограничений и высококонкурентной среды. Видит собеседник «ДП» и другой заметный, на его взгляд, плюс — опыт в редевелопменте. В Петербурге это направление развивается случайным образом: участки в промзонах, попадая в руки застройщиков, отдаются под точечные «спальные» жилые комплексы, без разработки общей концепции развития местности. «В Москве же в последние годы стал складываться системный подход к редевелопменту. В этой сфере появились масштабные проекты и лидеры, наметились определенные тренды», — отмечает Труханов.

У рынка архитектурных услуг в различных городах России есть одна объединяющая особенность, которая обусловлена характером развития индустрии в постсоветский период, поведал «ДП» гендиректор столичного ООО «Ай кью студия» Эрик Валеев. Пришлось «пробежать многолетний путь эволюции менее чем за четверть века». А потому различать имеет смысл больше не петербуржцев и москвичей, а россиян и иностранцев. Скажем, в Европе на проект закладывается 10–12% от совокупного бюджета, а в нашей стране — 3–7%. «Российские проектировщики могут работать эффективно в далеко не самых простых условиях», — заключает Валеев.

Дата публикации: 25/06/2019 14:00

Дата последнего обновления: 25/06/2019 14:00

Презентация ««Архитектура Москвы и Санкт-Петербурга XIX века»

Международные дистанционные олимпиады «Эрудит III»

Доступно для всех учеников
1-11 классов и дошкольников

Рекордно низкий оргвзнос

по разным предметам школьной программы (отдельные задания для дошкольников)

Идёт приём заявок

Описание презентации по отдельным слайдам:

Материал подготовлен учителем истории Райковой Т.П.

В начале XIX века в русской архитектуре господствовал классицизм, традиции которого развивала архитектура стиля ампир. Именно в то время постройки сочетали в себе торжественность и строгость, простоту и мягкость линий. С конца 30-х годов начинается новый период русской архитектуры — стиль эклектики, в котором искусственно сочетались стили,заимствованные у разных народов и эпох. Наиболее характерным был русско-византийский стиль, возникший под влиянием теории «официальной народности».Архитекторы стремились к возрождению черт, характерных для зодчества Древней Руси и Византии. Во второй половине XIX в. продолжала преобладать эклектика- смешение, соединение разнородных стилей: неоренессанс, необарокко,неовизантийский.

Так выглядела первая Исаакиевская церковь, 1710 г.

Здание Политехнического музея, 1877. В 1877 году по проекту архитектора И. А. Монигетти была закончена центральная часть здания музея. Южное крыло Политехнического музея с Лубянско-Ильинскими торговыми помещениями возведена по проекту архитектора Н. А. Шохина в 1883 году.

Верхние торговые ряды, 1889-1893гг. Архитектор Александр Никанорович Померанцев . Классицизм.

Добавляйте авторские материалы и получите призы от Инфоурок

Еженедельный призовой фонд 100 000 Р

  • Райкова Татьяна Петровна
  • Написать
  • 5488
  • 29.05.2014

Номер материала: 116198052958

Международные дистанционные олимпиады «Эрудит III»

Доступно для всех учеников
1-11 классов и дошкольников

Рекордно низкий оргвзнос

по разным предметам школьной программы (отдельные задания для дошкольников)

Идёт приём заявок

  • 29.05.2014
  • 1568
  • 29.05.2014
  • 732
  • 29.05.2014
  • 833
  • 29.05.2014
  • 5099
  • 29.05.2014
  • 2844
  • 29.05.2014
  • 3361
  • 29.05.2014
  • 1506

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако редакция сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

10 архитектурных стилей Петербурга

2- на смену строгому барокко пришло Елизаветинское, «высокое» барокко , которому присущи размах,динамичность,вычурность и криволинейные формы. Стремление к парадности, великолепию, пышности отражало интересы придворной знати того времени, и самым известным «певцом барокко» является конечно же Варфоломей Растрелли- по его проектам были построены Воронцовский, Строгановский и Зимний дворцы, а также Смольный монастырь.

3- В 1760е годы на смену барокко пришел строгий классицизм, основанный на наследии античности и Ренессанса. Ему были присущи упорядоченность, гармония и строгость, простота и монументальность. Наибольший вклад в архитектуру города того периода внес Джакомо Кваренги, построивший здания Манежа, Академии наук, дворца Юсуповых, Эрмитажного театра, и первое в стране учебное заведение- Смольный институт.

4- Высшей стадией развития русского классицизма стал ампир, стиль, прославляющий величие и могущество русского государства- победителя Наполеона. среди зодчих того периода наиболее выделяется Карл Росси. По его проектам по сути заново были отстроены все столичные площади- Дворцовая, Сенатская, Манежная, Михайловская, а также создан уникальный ансамбль, центром которого стал Александринский театр.

5- В середине 19 века в архитектуре прекратилось преобладание какого-либо одного стиля, в моду вошло многообразие, смешение различных элементов разных времен, стремление к романтизму и поиск своего , русского стиля. Именно с того времени сохранилось большнство зданий в центре города, ведь отмена крепостного права вызвала бурный рост промышленности и, как следствие, жилого строительства в Петербурге. Однако наиболее характерным архитектором той поры является придворный архитектор Андрей Штакеншнейдер, по проектам которого были возведены Мариинский,Николаевский, Мало-Михайловский дворцы и дворец Белосельских-Белозерских.

6- В конце 19 века на севере страны зародился новый стиль-модерн, с присущими ему рационализмом, ассиметрией, использованием новых материалов- стекла и бетона, а также новыми декоративными сюжетами. Наиболее известны постройки в этом стиле архитектора Александра фон Гогена, которому принадлежит в том числе и авторство особняка Матильды Кшесинской.

7- в начале 20 века перенасытившись «украшательством» в моду вновь входит классицизм- уже неоклассицизм. Наибольший вклад в тот период внес архитектор Леонтий Бенуа, построивший множество доходных домов, здание Велкокняжеской усыпальницы, западный корпус Русского музея, а также институт акушерства им.Отта.

8- Смена общественно-политического строя в стране привнесла в архитектуру новые и динамичные авангардные течения, в числе которых строго-рациональный конструктивизм. Александр Гегелло создал много зданий в этом стиле, в числе которых здание первого в Советской России Дворца Культуры на пл.Стачек.

9- постепенно абстрактный язык и предельная упрощенность архитектурных форм сменилась монументализацией, архитектура стала частью идеологической системы государства, и возник «сталинский ампир». В числе авторов того времени Евгений Левинсон, построивший например здания Калининского райсовета и станции метро «Автово».

10- в условиях «оттепели» вознило новое архитектурное течение, которое можно назвать «минимализмом» или «функционализмом». Это было время массовой застройки, когда дома собирались из минимальных наборов стандартных элементов, без излишних деталей и украшений. Своеобразными «жемчужинами» среди них становились административные здания. Одним из ведущих архитекторов города того времени был Сергей Сперанский, построивший здания телецентра, гостиницы Ленинград, а также ансамбль площади Победы.

В 90е годы к радости горожан на смену утилитарности пришли новые строительные технологии и материалы, конечно, месторасположение новых зданий не у всех вызывает радость, но то что архитектурный облик города развивается и улучшается- в этом сомнений нет.

Источники:

http://svistanet.com/arxitektura/v-chyom-dusha-moskvy-i-peterburga-bolshaya-derevnya-ili-umyshlennyj-gorod.html
http://businessman.ru/new-arxitekturnye-pamyatniki-moskvy-i-sankt-peterburga-opisanie-foto.html
http://www.spbplan.ru/news/110880
http://infourok.ru/material.html?mid=116198
http://radimir-87.livejournal.com/12765.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector